Конец Вечности

Отзывы, впечатления

Просто потрясающий роман одного из самых замечательных фантастов XX века.

Прочитал на одном дыхании за несколько дней. Парадоксы времени, переплетение прошлого, настоящего и будущего в некий единый тесно связанный клубок, где каждая нить – ключ к некоему событию. Даже не так, а – к некоему судьбоносному событию! Ведь главный герой романа – Техник Эндрю Харлан – как раз и занимается тем, что приводит в исполнение решение могущественной организации вне Времени и Пространства. И эти решения влияют на развитие всей человеческой цивилизации. Служащие организации – Вечные – делают всё, чтобы сохранить человечество от взаимного уничтожения, обезопасить его. Для этого задействованы лучшие умы из всех времён – Вычислители. Они просчитывают, какие события послужат для счастья человечества, а какие – нет; и с помощью перемещения во времени направляют техников изменить Реальность.

Перед мысленным взором читателя проносятся какие-то сумасшедшие цифры эпох… Сотни, тысячелетия лет… Что и говорить, если даже циферблат в машине времени оборудован указателями на Столетия, а не на года!

Счастье человечества… Такое емкое понятие! И насколько вправе его определять пусть даже лучшие из представителей всех времен?

В книге поднимается очень много морально-этических вопросов и тем. Это не просто фантастика. После прочтения романа есть над чем поразмышлять! Одним словом – книга подойдет не только любителям фантастики.

***

Стоя у выхода во Время, Харлан размышлял над происшедшими с ним переменами. Ещё недавно всё было так просто. Были идеалы, ради которых стоило жить, даже если от них остались лишь заученные слова. Вся жизнь Вечного подчинена определённой цели. Как это там говорилось, в первой фразе “Основных принципов”: “Жизнь Вечного можно разделить на четыре периода…”

– Ты, наверно, из тех мест?

– Да, я родился в Европе. Нам, конечно, в основном преподавали современную историю. Начиная с революции 54-го, то есть я имел в виду 7554 года.

– Отлично. Для начала выкинь всё это из головы. История, которую учат Времяне, лишена всякого смысла; она меняется с каждым Изменением Реальности. Сами они, разумеется, даже не подозревают об этом. Для каждой Реальности её история кажется единственной. С Первобытной историей дело обстоит совершенно иначе. Собственно, в этом-то и заключается вся её прелесть. Что бы мы ни делали, Первобытная история всегда остаётся неизменной. Колумб и Вашингтон, Шекспир и Герефорд – все они существуют.

“Как странно, – думал Харлан, – сколько раз мне приходилось наблюдать такое социальное явление, как супружество, а самое важное всегда ускользало от меня. Ну разве мог я когда-либо вообразить, что бурные вспышки страсти совсем не главное в браке и что такие спокойные минуты вдвоём с любимой таят в себе столько прелести?”

– Так это и есть тот самый английский язык, о котором столько толкуют лингвисты? – спросил он, постучав пальцем по странице.

– Да, английский, – пробормотал Харлан.

Твиссел поставил том на полку.

– Громоздкая и неудобная штука.

Любая система, которая, подобно Вечности, позволяет кучку людей принимать решения за всё человечество, выбирать за человечество его будущее, неизбежно приводит к тому, что высшим благом начинают считать умеренность и безопасность – синонимы посредственности. В такой Реальности звёзды недостижимы.

Оставьте отзыв