А было ли прежде?

Творчество

Предлагаю вашему вниманию небольшой рассказ в жанре социальной фантастики.

В далеком будущем все люди живут, учатся и работают каждый в своей капсуле. И кажется, что так было всегда. Но детский ум и живое сердце всё так же тянутся к чему-то большему, задавая порой “неудобные вопросы”…

А было ли «прежде»?

Сережа смотрел за окно — туда, где за всеми ширмами лежал целый мир. Расплывчатые силуэты школьных строений, дорожки, по которым шли мимо дети и взрослые: все было так близко и так далеко одновременно! Вот бы вырваться и бегать там, сломя голову, срывать весенние одуванчики, сдувать их пушистые шляпки!

— Сергей!

Ну вот! Кажется, это его зовут? А так не хочется возвращаться в реальный мир! Пришел конец фантазиям!

— Сергей Васильевич! — более настойчиво повторился окрик.

И только тогда он посмотрел через тонкую оболочку, что отделяла его от остального мира. В пяти шагах от его парты стояла высокая худенькая женщина в зеленом платье с белыми полосами. В руках она держала электронный журнал и что-то записывала туда сенсорной ручкой. Мальчик наверняка знал, что там будет запись вроде той: “витал на уроке в облаках”, или же — “продуктивность снижена, уделить внимание удалению воображения”. Да и по имени с отчеством обращались обычно, когда хотели скорректировать поведение. Так и есть, Сережа не ошибся: учительница с минуту выговаривала ему о вреде любования облаками.

— Бронислава Велизарова! Я больше не буду! — взмолился мальчик. Что ему оставалось в свои десять лет?

Учительница посмотрела на мальчика: его чистым голубым глазам трудно было не поверить!

— Хорошо, Сергей! Но если ты еще позволишь себе отвлекаться от занятия, то мы сообщим в соответствующие службы!

— Пожалуйста, не надо!

— Из-за тебя все остальные дети вынуждены слушать не урок, а твои оправдания! Чтоб я этого больше не слышала!

И она бросила довольный взгляд на класс: все дети внимательно ее слушали, а это — лучший показатель эффективного педагога!

Дети и правда слушали внимательно. Каждый из них сидел на своем учебном месте, в учебной капсуле — индивидуальной полусфере из прозрачного стеклопластика, которая окружала его со всех сторон. Да и сама учительница ходила по классу в передвижной капсуле последней модели: ее начинка позволяла не только перемещаться, предугадывая движения, но и прокладывать наиболее оптимальный маршрут по городу без пробок.

— Таким образом, — продолжала учительница, обращаясь к классу, — опасность представляет не только дыхание людей или животных, но и дыхание растений. На уроках виру-биологии наша Марта Альбертовна расскажет вам более подробно о всех последних исследованиях на эту тему, а также познакомит с местами дислокации наиболее опасных представителей флоры нашей планеты. Причем, замечу уже от себя: чем красивее представитель, тем он может нести в себе бóльшую опасность! Так, из-за запахов rosa odorata пятьдесят лет назад погибла целая колония наших жителей. Оказалось, что вирус примешался к фрагментам ДНК в растительной клетке, и после испарения молекул их вещества попадал в воздух.

Бронислава Велизарова рассказывала до самого конца урока, но Сережа остальную часть лекции пропустил. Не удивительно, что отметки у него были такие плохие. Мама всегда всхлипывала, разглядывая через призму своей капсулы его электронный дневник успеваемости. Папа же старался быстрее перевернуть странички и звал Сергей за собой. Едва ударяясь стеклопластиком, они спешили в рабочий гараж папы. Там за закрытыми окнами и защелкнутой на замок дверью и начинались чудеса, о которых они никому не говорили.

Последний урок на сегодня! Шумные детские капсулки попрыгали по школьным коридорам.

— Через два месяца нас переведут в следующий класс, — сказала ему Алина, лучшая ученица на их потоке. — А что ты будешь делать, Сереж?

Сергею так хотелось коснуться рукой ее руки. Пусть даже через два стекла! Но Алина бы отшатнулась, испугалась! Он не мог рисковать ее дружбой. Может, когда-то…

— Знаешь, папа проводит со мной более интересные уроки, — заметил чуть ли не в сторону Сергей. — Он вообще говорит, что дипломанты, окончившие наши университеты, и близко не стояли рядом со школьниками прошлого.

— Ох уж эти родители! — рассмеялась Алина. — Моя мама такая же. Но ведь ты на уроках не спишь, слушаешь?..

— А еще, — не дав ей окончить, выпалил мальчик, — папа говорит, что остались такие школы, где проводят другие уроки по классическому образованию.

— Не слышала никогда о таком.

— Я бы тебе рассказал, даже спел бы одну из песен прошлого, — рассмеялся мальчик, — но, боюсь, мне влетит…

— А мы дошли до класса истории!

— И правда.

Класс истории распахнул прозрачные двери на вакуумной подушке. Дети парами заходили в небольшое помещение, где сжатым ионизированным воздухом очищали поверхности капсул. И только после этого попадали в класс. Там их уже ждал преподаватель — Максим Викторович. Он отличался большими пышными усами, отчего школьники шутили, что его капсула будет всегда чистой: и снаружи, и изнутри!

На уроке истории Сережа опять смотрел в окно. Там, по четко размеченным дорожкам, среди асфальтовой пустоты и серых гранитных стен, передвигались в капсулах люди. Движение их, строго разграниченное, никогда не пересекалось друг с другом. А в случае пробок приходилось дожидаться на точно измеренном расстоянии. Так было и сейчас: человек двадцать растянулись на школьной дорожке в линию, ожидая, когда рассосется пробка. Никто не терял время зря: кто слушал новости по такому же прозрачному экрану, кто надиктовывал материал.

— Таким образом, — несся по классу басистый голос Максима Викторовича, — изобретение капсулы датируется IV веком до нашей эры, когда греческий мудрец нашел и опробовал первый опытный образец, как мы бы сейчас сказали. Войско Александра Македонского опробовало уже кожаные образцы капсул…

Сережа отвернулся к окну. На дорожках пошло наконец какое-то движение. Люди нервничали. Один из капсулы пытался докричаться другому через пару метров, что он опаздывает, но тот его не слышал: одно нажатие кнопки звукоизоляции — и ты находишься в собственном мире, лишенном звуков извне.

Хорошо, что по небу поплыли перистые облака! Они притирались друг к дружке, клубились, игрались, точно маленькие щенята. Впрочем, как играются щенята, Сережа наверняка не знал.

— …прежде не было ни новостей в капсулах, ни тревожных кнопок, ни сканеров движения, ни противовирусных станций прямо среди дикой природы, — продолжал учитель истории.

Сережа не дал ему закончить. То ли он засмотрелся на облака, забыв, где находится, то ли улетел в свои мысли, но у него вырвалась фраза такой громкости, что весь класс, включая преподавателя, застыл. Даже не фраза — а целый риторический вопрос!

— А было ли “прежде”? — подобно шекспировскому персонажу произнес мальчик.

— Что, Сергей, ты сказал? — насупил брови Максим Викторович.

Сергей точно забылся, думая, что продолжает думать “свои мысли”. Иначе ничем другим не объяснить того, что он сказал:

— А что, если “прежде” все было иначе? Папа говорит, что были такие времена, докарантинные, когда люди сидели в парках на лавочках, обнимая друг друга, играли с щенками, пили воду прямо из колонки. Так дедушка ему рассказывал. А папа показывал мне старые книги с картинками. Там люди без всяких капсул…

Раздался грохот. Это Максим Викторович в своей капсуле наехал на парту Сергея, не рассчитав траекторию. Мальчик очнулся от грез. Да! Он точно забылся сном!

— Я что-то сказал не то? — смущенно и тихо произнес Сергей.

— Сейчас же выезжай из класса! — строго сказал учитель. — Немедленно к директору. А службы выедут к твоему папе и разберутся с твоими придуманными “книгами”! Ничего подобного не существует! Не было времени до карантина, дети! Читайте пока автоматический учебник, а я скоро вернусь.

И он выехал из класса в сфере, сопровождая Сергея. Автоматика включила режим “маршрут к директору”. Как жаль, что у него нет прибора послать папе важную весточку! Детское сердце стучало так громко, что, казалось, готово вырваться за пределы ограниченного пространства.

— Так, значит, это — наш опасный элемент? — строго спросил директор, грозного вида мужчина в эллиптической сфере, меняющей цвет в зависимости от его настроения. Сейчас она стала пунцово-серой. Сергей отвел взгляд, стараясь смотреть в пол.

Директор говорил еще много чего. Но мальчика беспокоила только одна мысль: что же будет теперь с папой? Он слышал про разные истории и случаи…

Домой он ехал в сопровождении молчаливого инспектора. Когда показался дом, то Сергей вздрогнул: помимо полиции, здесь были и “спрси” — “службы по работе с историей” — два небольших электрогрузовика с портативными станциями очищения.

Сергей покатил чуть быстрее и увидел, как двое мужчин вывозят из гаража полкапсулы вещей: помимо книг, там были и альбомы с далекими фотографиями из “не существовавшего” прошлого, и старые пленки, кассеты, диски — одним словом, все, что представляло собой несоответствие новой доктрине. Капсулу погрузили в один из грузовиков, и через минуту раздался металлический скрежет. Сережу больше волновало, что с папой, и он стрелой влетел в дом. На диване в окружении инспекторов сидели папа с мамой. Папе как раз надевали какую-то металлическую тканевую полосу на капсулу.

— Вот, — закончив дело, произнес инспектор, — теперь даже в аварийной ситуации капсула не раскроется “сама”. Так что звоните нам, Василий Семенович! Мы будем дистанционно отключать магнитный ремень, тут включится разрешенное видеослежение, — и он показал на какой-то из микродатчиков и усмехнулся.

— Надеюсь, теперь будет все в порядке? — уточнил второй инспектор.

— Конечно, конечно, не беспокойтесь! — уверила мама, строго смотря на папу. — Такого не повторится! Я не знала!

Инспекторы заполнили какие-то бланки и вышли из комнаты, посмотрев сверху вниз на мальчика.

— Сергей, ступай к себе в комнату! — приказала мама. — С тобой я поговорю позже. Учи уроки!

Мальчик беспрекословно подчинился. С мамой все равно что спорь, что не спорь! Из окна он видел, как постепенно поразъезжались все службы, и, казалось, дом вернулся к прежней жизни. Только мама больше не спускала глаз с него и с папы.

— “Нет мне дороги в мой брошенный край”, — сказал как-то за обедом папа, глядя сыну в глаза.

— Что это еще? — спросила мама, нащупывая тревожную кнопку.

— Да так, что-то в голову пришло, — бросил папа, отворачиваясь.

— “Это не сон”, — так же тихо пробормотал Сережа, но мама уже дальше кушала, слушая последние новости.

Через несколько дней Сергей увидел Алину.

— Нас скоро дальше переведут, — сказала она.

Как много бы он ей рассказал. Но…

— Когда-нибудь я спою тебе настоящую балладу, Алина!

Она покатила дальше. Но Сергей твердо знал: когда-нибудь он споет! А в песне можно рассказать многое из того, о чем нельзя говорить напрямую!

Оставьте отзыв